О семиологическом значении величины полового члена 2

О семиологическом значении величины полового члена 2
  • Демонстрируемая этой таблицей совершенно хаотическая картина, казалось бы, категорически решает вопрос о практической неприменимости измерений полового члена в сексопатологической диагностике. В самом деле, если не считать некоторого снижения взятой изолированно средней арифметической (М) при первичном раннем гипогонадизме, все остальные показатели распределяются крайне причудливо: средняя арифметическая в группе практически здоровых оказывается меньше средних арифметических при большинстве стержневых синдромов поражения нейрогуморальной составляющей и меньше соответствующих величин в обеих подгруппах с мнимыми сексуальными расстройствами, а минимальные значения длины полового члена оказываются практически идентичными во всех группах. При этом, однако, и снижение при первичном раннем гипогонадизме также оказывается статистически незначимым, так как доверительный интервал в этой форме даже на уровне Р = 0,05 перекрывается доверительными интервалами всех других форм, за исключением группы 1в (диэнцефальные синдромы). Однако прежде чем окончательно исключить этот вид антропометрии из арсенала сексологического обследования, было решено проанализировать два других показателя: сумму значений длины и окружности полового члена и ту же сумму, но корригированную делением на рост. Последний прием согласуется с положением общей антропологии о том, что рост является основным антропометрическим параметром, определяющим все прочие.

Коррекция делением на рост

  • Как показывает сравнение данных, коррекция делением на рост вносит заметные изменения в ранжирование средней арифметической: максимальное значение корригированной величины полового члена теперь характеризует группу практически здоровых, а наименьшее значение переходит к группе с задержкой пубертатного развития, за которой следует первичный ранний гипогонадизм. При том же уровне Р = 0,05 доверительные интервалы обеих минимальных групп (задержка пубертатного развития и первичный ранний гипогонадизм) полностью отрываются от полосы доверительного интервала практически здоровых; в остальных группах при неизменном Р = 0,05 отмечается четкое сужение зон перекрытия доверительных интервалов.
  • Таким образом, посредством несложного дополнительного вычисления сексопатолог получает в свое распоряжение еще один объективный показатель. Хотя он не столь надежный и не столь широкого диапазона, как, например, трохантерный индекс, но зато, по-видимому, достаточно специфичный, что четко проявляется в группе диэнцефальных синдромов.
  • Если по характеристике М±m трохантерного индекса диэнцефальные синдромы лишь приближались к уровню «чистой» псевдоимпотенции (при ослаблении эрекции принимайте Cenforce 100, Vilitra 20, Vidalista 20), что находит свое естественное объяснение в преобладании экзогенных болезнетворных факторов и позднем начале большинства случаев заболеваний, то при исследовании величины полового члена группа диэнцефальных синдромов четко выделяется среди всех других форм, выходя далеко за рамки значений, занимающих промежуточное положение между слабо намеченной патологией и условной нормой. Превосходя по значению М при непосредственном измерении длины полового члена все другие группы, диэнцефальные синдромы и после коррекции, по сути дела лишь уравнявшись с показателем контрольной группы, в то же время выявляют высший уровень минимального значения крайних пределов вариации; характерно при этом, что наибольшее значение максимального предела доверительных интервалов (0,1188) также принадлежит диэнцефальным синдромам. Есть все основания предполагать, что рассмотренные цифры отражают те трофические и вазомоторные изменения, которые специфичны для поражения глубоких структур мозга. В дальнейшем, накопив большее количество наблюдений, стоило бы подвергнуть анализу группу диэнцефальных синдромов не в целом, а с разбивкой на различные подгруппы, выделив при этом прежде всего трофическую и вазомоторную формы.
  • Поскольку очень многие больные считают, что их сексуальные возможности зависят от величины полового члена и задают соответствующие вопросы врачам, на следующем этапе было подвергнуто анализу не семиологическое, а функциональное значение величины полового члена. Для этого были определены коэффициенты корреляции между величиной полового члена и У показателем квантификационной шкалы СФМ, характеризующим состояние эрекций, по всем основным клиническим группам, кроме группы с ключевым поражением эрекционной составляющей, которая исключена как вследствие малочисленности, так и специфичности поражения, проявляющегося по принципу «все или ничего».
  • Общими для всех групп являются низкие величины коэффициентов корреляции, свидетельствующие о не более чем слегка намеченной тесноте взаимосвязи между двумя исследованными параметрами; при этом, однако, обращает на себя внимание тот факт, что при всех синдромах, кроме нейрогуморального, корреляция обратная. Последнее обстоятельство заставило провести регрессионный анализ изменения эрекционной функции по величине полового члена.
  • С целью получения кривых регрессии весь материал был разбит на две группы:
  1. с ключевым поражением нейрогуморальной составляющей,
  2. с ключевым поражением психической и эякуляторной составляющих, а также все наблюдения мнимых сексуальных расстройств. По полученным данным были построены эмпирические линии регрессии, отражающие изменения средних величин эрекционной функции при соотнесении с длиной полового члена. Демонстрируя при большинстве основных клинических синдромов относительно стабильную среднюю величину эрекций (в диапазоне 6—12 см не превышающую 2,23 и не снижающуюся за пределы 2,05), полученная линия регрессии выявляет тенденцию к снижению средних величин эрекции при максимальных значениях длины полового члена и к повышению ее показателей при минимальных. Объяснение этого на первый взгляд парадоксального явления следует, по-видимому, искать в действии факторов чисто механических: чем меньше длина кавернозных тел, тем легче при уравнивании различного рода взаимодействующих факторов (начиная с функционального состояния сердечно-сосудистой системы) достигается определенная степень ригидности этого односторонне фиксированного образования.
  • Линия регрессии при синдромах с ключевым поражением нейрогуморальной составляющей характеризуется смещением вниз. Однако она также демонстрирует относительную
  • стабильность средних величин функционального состояния эрекций при средних значениях длины полового члена (в том же диапазоне 6—12 см) и проявляет наибольшие отклонения в зонах минимальных и максимальных значений. Колебания эти (в которых отмеченная для большинства других наблюдений тенденция, по-видимому, противоборствует с другой тенденцией, специфической для стержневого поражения нейрогуморальной составляющей) на данном этапе могут быть охарактеризованы лишь как проявления утраты стабильности.
  • Поскольку при оперировании как вариационными рядами при отдельных синдромах, так и укрупненными рядами при обобщенных данных четко выявляется нормальный (по Гауссу — Ляпунову) характер распределения признака величины полового члена, был составлен единый вариационный ряд, объединяющий все наблюдения, и на его основе (1226 наблюдений) был произведен сигмальный анализ по Мартину.